Кому выгодна антисоветская шумиха (статья из Литературной Газеты от 16 января 1974 г. об Александре Солженицыне)

КОМУ ВЫГОДНА АНТИСОВЕТСКАЯ ШУМИХА

ПО ПОВОДУ ОЧЕРЕДНОГО ПАСКВИЛЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ВЛАСОВЦА

Имя Солженицына давно уже взято на вооружение реакционной зарубежной пропагандой и широко используется в провокационных антисоветских целях. Наши идеологические противники лезут из кожи вой, чтобы ввести в заблуждение мировое общественное мнение, всячески набивая цену Солженицыну как «литератору». Тщетная попытка! Главной причиной рекламной шумихи на Западе вокруг литературных упражнений Солженицына является то, что в них сквозь пропитанные желчью и ядом строки отчетливо проступает облик махрового антисоветчика.

Наша литературная общественность не раз указывала Солженицыну на то, что он сам и его сочинения используются в грязной политической игре, которую ведут враги социализма. Тогда еще казалось, что Солженицын чего-то не понимает, в чем-то заблуждается. Теперь уже нет сомнений в том, что он не заблуждался, а выступал как убежденный противник советского строя. Он остался глух к предостережениям и не только не пожелал высказать своего отношения к той неблаговидной шумихе, «героем» которой стал, но окончательно избрал бесславный путь сочинителя злобных пасквилей на свою страну, на свой народ. Советские писатели, естественно, вышвырнули Солженицына из своих рядов. Ибо совершенно ясно, что не может называться писателем страны социализма тот, чье перо служит самым темным силам реакции.

Очередной взрыв антисоветской истерии вызвала появившаяся на Западе книга Солженицына «Архипелаг Гулаг». Этому сочинению буржуазная пропаганда придает особое значение. «Архипелаг Гулаг», — подчеркивает обозреватель английского еженедельника «Обсервер» Майкл Скэммел, — ключевое произведение Солженицына».

Действительно, эта его книга — квинтэссенция всего написанного им. Она вобрала многие мотивы и мысли, явственно прозвучавшие в таких антисоветских писаниях, как пьеса «Пир победителей», роман «В круге первом», да и в «Августе Четырнадцатого». Вместе с тем это не простое повторение давно уже высказанного. Если прежде самые «заветные», самые «сокровенные» идеи нередко зашифровывались в хитросплетениях сюжетов пьес и романов, вкладывались в уста персонажей, то теперь идеи эти прокламируются «открытым текстом», высказываются непосредственно автором, звучат как его «символ веры».

Чем же характерен «символ веры» Солженицына? Прежде всего — откровенной, лютой ненавистью ко всему советскому. Для того чтобы забросать грязью советский строй, социалистическое строительство, идеи коммунизма, Солженицын сплошь и рядом прибегает к клевете, к самым гнусным измышлениям и параллелям.

Иному западному читателю поначалу может показаться, что Солженицын выступает только против имевших место в нашей истории и уже решительно осужденных нашей партией фактов нарушения социалистической законности. На самом же деле Солженицын использует эти факты для того, чтобы оболгать советский народ, зачеркнуть все его победы и достижения. Ради этого Солженицын идет на все, вплоть до откровенного кощунства.

Начисто утратив всякие остатки совести, ой глумится над нашей победой в Великой Отечественной войне. Он ставит знак равенства между советскими людьми и фашистскими убийцами. Чего стоят после этих гнусностей уверения зарубежных покровителей Солженицына, старающихся выдать убежденного ненавистника своего народа за «горячего патриота»?!

Было бы неверным полагать, что тональность Солженицына исчерпывается одними лишь истеричными нотами злобы. Порой в повествовании начинают звучать и мажорные мелодии. Так происходит тогда, когда речь заходит о людях, симпатичных автору. Например,, весьма сочувственно отзывается Солженицын о «мужественных» троцкистах, которые вели «регулярную подпольную борьбу в конце 20-х годов» и пытались сокрушить столь ненавистный ему социализм.

С еще большей теплотой говорит Солженицын о предателях-власовцах, давних своих героях. Ведь еще в пьесе «Пир победителей», где он глумился над воинами Советской Армии, освободившими мир от фашизма. Солженицын, по сути дела, оправдывал власовцев. Теперь, в «Архипелаге Гулаг», он прямо воспевает изменников, пособников гитлеровцев. Да и могло ли быть иначе? Ведь Солженицын сравнялся с власовцами в своей откровенной, лютой ненависти ко всему советскому. Мы вправе говорить о его духовном родстве с предателями, поднявшими оружие против родного народа. Словесные пули, отравленные клеветой и злобой, которыми стреляет Солженицын, тоже метят в советский народ, во все, что дорого и свято для советских людей.

Западные радиостанции и органы печати особенно подчеркивают такое обстоятельство: А. Солженицын пять лет воздерживался от печатания книги «Архипелаг Гулаг», оставляя ее, так сказать, «на крайний случай». И вот теперь «он решил» опубликовать свое «главное, самое важное произведение».

Солженицын «работает» в тесном контакте и согласии с наиболее оголтелыми реакционерами, поборниками «холодной войны». Туда, за рубеж, он заблаговременно послал свою рукопись; вместе с теми, на чьем содержании находится, определил и время ее опубликования. Об этом свидетельствует тщательная и глобальная режиссура пропагандистской шумихи, подвитой на Западе вокруг «Архипелага Гулаг».

В тихом магазинчике парижского издательства «ИМКА-пресс» еще не появилось ни одного экземпляра этой книжки (ценою 8 долларов, в бумажной обложке), а на радиостанциях, в редакциях газет уже были подготовлены тщательно подобранные отрывки из нее, издательские переводчики в разных странах уже завершали переложение книги на немецкий, английский, шведский, испанский… Одновременно публично было объявлено, что право печатания отрывков принадлежит в Англии — еженедельнику «Обсервер», во Франции — «Экспресс», в ФРГ — «Шпигель», в США — газетам «Ныо-Иорк таймс», «Чикаго трибюн», в Канаде — «Монреаль стар»… Перечислены издательства, которые уже «в ближайшие дни» (!) выбросят на рынок сотни тысяч экземпляров. Особая честь предоставлена подрывной радиостанции «Свобода»: она будет передавать «весь текст дословно». Что в говорить — вполне подходящая трибуна для г-на Солженицына!

Все было подготовлено заранее, и машина закрутилась…

Надо, впрочем, заметить, что труд переводчиков был не так уж тяжел. Они имели для сверки перед глазами оригиналы: те «труды» западных «советологов», антисоветчиков, с которых и списывал Солженицын не только «идейные установки», но и детали, «факты», цифры. Характерно заявление того же Майкла Скэммела из «Обсервера», который «готовит» английский перевод книги. Сотрудник Би-би-си задал ему вопрос:

— Скажите, с чисто фактической точки зрения, что нового в книге Солженицына «Архипелаг Гулаг»?

— Ну, в общих чертах, конечно, мало нового — в том смысле, что мало там чего-то, о чем ничего не известно до сих пор, — ответил Скэммел.

То же обстоятельство вынуждена подтвердить «Нью-Йорк таймс»: «Многое из сообщаемого Солженицыным уже давно известно на Западе». Газеты даже называют имена «советологов», с высказываниями которых удивительным образом совпадают «откровения» автора «Архипелага Гулаг». Словом, налицо тот же метод работы, что и в «Августе Четырнадцатого»: там основные «идеи» и даже целые абзацы Солженицын позаимствовал у белоэмигранта генерала Головина, а ныне он привлек «свидетельства» других злобных врагов советского строя, русского народа.

Об отношении самого Солженицына к русскому народу откровенно пишет английская «Дейли телеграф»: «По мнению Солженицына, грядущие поколения будут презирать русский народ». Не Дожидаясь оценки грядущих поколений, литературный власовец уже сейчас так характеризует главные черты русского человека: «постоянный страх», «скрытность и недоверчивость», «тление души» (в смысле гниение), «ложь как форма существования». «жестокость». Эти и другие не менее отвратительные черты он преподносит западному читателю как подлинную сущность «русской души», клевещет, будто русский человек за «пайку» хлеба готов продать отца и мать (кстати говоря, тут Солженицын меряет явно на свой аршин). А буржуазная пропаганда с удовольствием об этом сообщает.

За что же так ненавидит Солженицын советский народ? За то, поясняет «Дейли телеграф», что этот народ посмел совершить революцию.

«Я понял ложь всех революций истории», — заявляет Солженицын. Оказывается, при царе все было лучше во много раз. Даже тюрьмы были лучше «в четыре раза». А уж о «народе» и говорить нечего — он был «радушным, гостеприимным», люди жили «не испорченные, работящие, не дерзкие».

Словом, большевики, коммунисты, вообще советские люди — исчадия ада. И в борьбе с ними все средства хороши. А особенно — предательство. Западная печать смакует тот факт, что Солженицын с упоением описывает предательство и предателей, начиная от самых мелких — полицаев, доносчиков гестапо и кончая генералом Власовым.

И не случайно, что за новое сочинение Солженицына ухватились те, кто стремится сегодня реабилитировать Гитлера и нацизм. Даже такой «советолог», как Гаррисон Солсбери, вынужден признать в «Нью-Йорк таймс»: «Солженицын высказывает мнение, что нацисты были относительно милостивы, почти снисходительны…» А в упоминавшемся уже интервью Би-би-си Майкл Скэммел в ответ на вопрос: действительно ли в книге написано, что гитлеровцы были милосердными, промямлил: «То, что он описывает, включает, конечно, и те немногие, скажем, хорошие стороны оккупации». Куда уж дальше?!

Формально, судя по заголовку, Солженицын ограничивает свои «изыскания» 1918—1956 годами. Но на самом деле, как явствует и из содержания книги, и из откликов буржуазной печати, ему в принципе не по душе советский строй.

«Ничего не изменилось», утверждает он, строй остался тем же самым.

Верно, строй у нас тот же самый — социалистический, сколько бы ни бесновались Солженицын и те, кто инспирирует и издает его книги. Именно на советский строй, на завоевания социализма он выливает всю свою злобу. Буржуазная печать без обиняков пишет (в отличие от прежних лет, когда она старалась это как-то замаскировать), что автор «Архипелага Гулаг» — непримиримый враг социализма, советского общественного устройства.

Да, г-н Солженицын — враг своей Родины, враг своих соотечественников, враг всего того, что дорого и свято для каждого вз вас. Недаром небезызвестный английский антисоветчик Р. Конквест еще три года тому назад признал, что Солженицын — это «бунтовщик против советской системы».

К этому можно лишь добавить, что на своем «бунте» г-н Солженицын, как сообщают зарубежные органы печати, делает неплохой бизнес. Некоторое время тому назад английская «Таймс», известная своими отнюдь не просоветскими симпатиями, явно иронично отозвалась о слухах, будто Солженицын «бедствует». «Западные корреспонденты. — писала «Таймс». — скептически относятся к этим утверждениям». Еще бы! Корреспондентам, должно быть, хорошо известно, какие суммы на счетах у Солженицына в различных банках.

Остается ответить на вопрос: почему именно сейчас реакционные силы решили бросить в бой свой резерв, хранившийся «на всякий случай»? Ответ очевиден: потому что они напуганы несомненными позитивными сдвигами в международной обстановке и хватаются за любые средства, стремясь остановить процесс ослабления напряженности на земле, процесс разрядки, мирное наступление Советского Союза. На «Архипелаге Гулаг» они пытаются найти свое спасение, а если удастся — и перейти в контрнаступление. Недаром американская «Балтимор сан», отвечая на свой же вопрос: «Не вызовет ли опубликование книги новую напряженность между Советским Союзом и Западом?» — отвечает хотя и завуалированно, но недвусмысленно: «На Западе вновь поставят вопрос о том, будут ли в интересах свободы (читай: в интересах определенных кругов Запада) попытки укрепить экономические и культурные связи с Советским Союзом». Вторя этой газете, давний враг Советской страны американский обозреватель Джозеф Олсоп вещает: «Это явится страшным, хотя и косвенным предупреждением для всех нас. Всем нам хочется верить, что в этом утомленном мире совершается какой-то прогресс. Все это ошибка, если верить Солженицыну».

Как говорится, рыбак рыбака видит издалека…

Особенно, если они связаны одной витью. А Солженицына связывает с отъявленными антисоветчиками, противниками разрядки напряженности и дружбы между народами одна нить. Конец ее держат динозавры «холодной войны». Они боятся таяния льдов этой войны, боятся света солнца. Свет их слепит и они отчаянно начинают дергать за ниточку. Дергается, кривляется марионетка, твердит, что свет — это и не свет вовсе, что в темноте было куда лучше, требует закрыть все шторы, не пускать солнца.

При свете дня рептилии всегда выглядят отвратительно.

ЛИТЕРАТОР

Сентябрь прошлого года. Крупнейший книжный магазин Стокгольма. Навалом нажат сочинения Солженицына — «Раковый корпус», «В круге первом» и другие «бестселлеры». Никто их не берет. Книготорговцы, пытаясь хоть мак-то сбыть с рук залежалый товар, решили продавать его на вес. Цена за килограмм — 35 крон. «Отвешивайте сами!» — призывает объявление. Тщетный призыв! Желающих «отвесить» себе уцененный товар оказывается мала…

Фото M. TPAXMAHA

 

, 16 января 1974 года. 

Эта статья пример советской пропаганды для образованной и читающей советской общественности середины 1970-х годов. Предлагаем читателям нашего сайта рассматривать подобные статьи, опубликованные на нашем сайте, именно как исторический источник того времени, пример советской публицистики и никак иначе. Просим вас обратить внимание, что в этой статье постеснялись поставить имя автора, заменив его на некое «Литератор». А возможно и вообще эта статья была спущена в «Литературную газету» с Лубянки или со Старой площади.  

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ



КОММЕНТАРИИ